Задать вопрос специалисту

Приобрети журнал - получи консультацию экспертов

To top
NBU Rate
EUR/UAH
30.35113
RUR/UAH
0.41239
USD/UAH
26.30537
BTC/UAH
6050.3114
 

В черной воронке «национализаторов»

Posted by on in Блоги

Если национализация «ПриватБанка» обошлась государству в 140 млрд грн., во сколько обойдется его предстоящее разгосударствление?

В лучших традициях презентационного жанра пресс-служба «ПриватБанка» представила нового председателя правления банка, чеха Петра Крумханзля (его кандидатуру должен еще утвердить НБУ):

«Окончил Карлов университет в Праге со степенью кандидата наук по математике. Работал на высших руководящих должностях в ведущих банках Европейского союза. Доказал свою эффективность в условиях украинского банковского рынка периода кризиса 2008 года. В должности члена правления по операционным вопросам в «Райффайзен Банке»… адаптировал банк к неблагоприятным рыночным условиям. Его последний опыт работы был связан с динамичным рынком Китая, где… руководил всеми операциями банка Home Credit, в составе которого работало более 85 000 сотрудников».

А такие превосходные характеристики чешского экспата – и вовсе новое слово в искусстве делового восхваления:

«…Кроме того, он имеет репутацию заслуживающего доверия и надежного человека, открытого и прямого в общении, способного действовать рационально в любой критической ситуации». Не достает, пожалуй, фразы: «связей, порочащих его, не имел».

СМИ добавили, что Крумханзль увлекается айкидо и владеет пятью языками: чешским, английским, немецким, японским и русским.

Ситуация с «ПриватБанком», которую предстоит разруливать новому руководителю, является и критической, и головоломной одновременно: ведь национализированный банк продолжает оставаться «черной воронкой» для государства, которое взвалило на себя проблемы банка и расплачивается за эти проблемы нашими с вами деньгами -- деньгами налогоплательщиков.

Итак, перед новым управляющим с опытом работы и в Европе, и в Азии стоит задача диагностировать, что же произошло с «главной кровеносной артерией» банковского обслуживания населения Украины. Со структурой, вокруг которой ведутся торги за миллиардные займы у МВФ. Насчет которой ведутся серьезные политические баталии, где ГПУ идет против Минфина; где министр финансов выходит в «Фейсбук», чтобы потребовать отставки Генпрокурора, перед тем отследив передвижения последнего по Амстердаму; где в интернет «сливается» телефонная прослушка двух публичных персон, имеющих прямое отношение к «Привату», двух олигархов, владельцев футбольных клубов, и разговор насчет наркотических пристрастий плавно перетекает к анализу деятельности глав Президентской Администрации Украины. Вероятно, эти голоса просто похожи на голоса Игоря Коломойского и Игоря Суркиса, но само уже создание такого фейка говорит о том, что стоит свеч игра.   

Сотни дел по «ПриватБанку» рассматриваются сегодня в судах по всей Украине – от Ивано-Франковска до Харькова.  В декабре был призван на подмогу Высокий суд Лондона, который арестовал какие-то активы бывших владельцев «ПриватБанка» И. Коломойского и Г. Боголюбова «на основании предоставленных суду детальных доказательств, что господа Коломойский и Боголюбов вывели из банка почти 2 млрд. долл. США путем проведения ряда незаконных операций на счета компаний, которые им тайно принадлежали или находились под их контролем». Так преподнесло информацию Министерство финансов.

Подведем некоторые итоги национализации «ПриватБанка», который стал государственным год с лишним назад -- 19 декабря 2016 года.

«НАДО СМЕНИТЬ ВЛАСТЬ, ЧТОБЫ УВИДЕТЬ, СКОЛЬКО БИЗНЕСА БЫЛО УНИЧТОЖЕНО, А СКОЛЬКО ЛЮДЕЙ ПОТЕРЯЛИ СБЕРЕЖЕНИЯ»

Эти -- довольно жесткие как для опытнейшего чиновника – слова почерпнуты из недавнего интервью Владимира Стельмаха (главы НБУ в 2000-2003 и 2004-2010 гг., председателя наблюдательного совета «ПриватБанка» в 2015-2016 гг.) интернет-изданию Finbalance (http://finbalance.com.ua/)

Перед цитированием других мыслей эксперта стоит напомнить, что национализация «ПриватБанка» для многих стала большой неожиданностью, проводилась, можно сказать,  стремительно, и многих просто ввергла в шок. Теперь же складывается ощущение, что общественность постепенно подготавливают к мысли, что тогдашнее решение было не вполне, а вернее — совершенно непродуманным, и банку следует вернуть рыночное -- частное управление. Об этом пишут эксперты, об этом начали говорить еще прошлой весной, например, в «Меморандуме об экономической и финансовой политике», который в апреле 2017-го подписали с МВФ первые лица державы, было сказано:

«Для устранения неопределенности и увеличения доверия вкладчиков мы приняли закон для временной защиты вкладов населения в «ПриватБанке» в полном объеме… Мы имеем намерение постепенно снимать государственные гарантии вкладов в государственных банках». (http://n-auditor.com.ua/uk/блоги/entry/novyj-mayak-mvf-vkladchikam-gosbankov-ukrainy-nikakikh-gosudarstvennykh-garantij.html)

Но пока что желающих приобрести «Приват» не наблюдается. Кроме Игоря Коломойского, намеревающегося его вернуть. Так, Окружной админсуд Киева рассматривает дело по его иску к НБУ, Кабмину, Фонду гарантирования вкладов и Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку: Коломойский обжалует решение государства о признании «ПриватБанка» неплатежеспособным, о национализации банка и докапитализации.

Уже не на одном популярном сайте попадаются публикации в таком духе: «Государства обычно владеют банками, чтобы те выполняли социально важные функции. Например, для финансирования долгосрочных инфраструктурных проектов или обеспечения доступа к финансовым услугам всех граждан. Никакой уникальной общественной пользы «ПриватБанк» не приносит, поэтому в перспективе его необходимо продать. После потраченных на его спасение 139,3 млрд грн, не хотелось бы, чтобы государство наступило на грабли, и банк снова пришлось бы докапитализировать из-за плохого качества управления, но уже государством».

Как ни странно, в процессе национализации такие банальные аксиомы не пришли в голову ни прежним владельцам банка, ни новым "заведующим", ни их экспертным комментаторам.  Вот, только теперь – после «потраченных» миллиардов – стало очевидным.

Вот и Владимир Стельмах теперь говорит прямым текстом: «В решении о национализации превалировали совсем иные цели, чем декларировалось. Какие хотите, но не экономические».

И полагает, что виновников произошедшего следует искать в НБУ, где, по его словам, в последнее время наблюдается сплошной непрофессионализм: «ПриватБанк» мог устоять собственными силами и обойтись без национализации, если бы НБУ в вопросе рефинансирования применил к банку такой же подход, как к другим участникам рынка».

Стельмах одобряет финансовую политику «ПриватБанка», которая велась под патронатом Коломойского-Боголюбова в последние годы рыночного существования банка («Да, более надежным и проверенным годами клиентам банк давал лучшие условия. Но извините, и в западных странах банки кредитуют более надежных заемщиков под более низкие ставки») и советует бывшему владельцу «Привата», ни много, ни мало, -- инициировать международный аудит Национального банка Украины. В ответ на "горе-аудиты" «ПриватБанка».

«Думаю, Коломойский может пойти в международные суды и там требовать аудит эффективности для НБУ», -- говорит Владимир Стельмах, уточняя: «…аудит эффективности НБУ может провести разве только новая власть, чтобы увидеть, сколько бизнеса было уничтожено, сколько людей потеряли работу и свои сбережения».

ДОКАПИТАЛИЗАЦИЯ -- ОГРАБЛЕНИЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ?

Если еще в конце 2014 года НБУ воспринимал «ПриватБанк» как «крупнейшую кредитную организацию с активами 204,6 млрд грн.», то перед национализацией НБУ ошарашил цифрой, что потребность «ПриватБанка» в капитале составляет 148 млрд грн. «Банк отнесен к категории неплатежеспособных», -- говорилось в официальном заявлении Минфина.

Впрочем, размер «черной дыры» «ПриватБанка» на момент национализации в разных источниках не одинаков, но везде – более 100 млрд. (аудиторские компании, расследующие финансовое состояние банка, свою цифру еще не огласили).

А, к примеру, «посленационализационный» председатель правления «ПриватБанка» Александр Шлапак подсчитал, что основные проблемные ссуды были выданы банком перед национализацией, в октябре-ноябре 2016 года, 36 «заемщикам». По его словам, «общий долг по этим кредитам составляет 133 млрд гривен».

Можем вспомнить и о том, что год назад, во время «разборок» на этот счет в ВР, глава депутатской фракции "Самопомощь" Олег Березюк заявлял, что данная национализация -- «самое крупное ограбление госбюджета Украины, ограбление тысячелетия».

«Кто заплатит 150 млрд гривен? – вопрошал он, имея в виду эту самую -- черную финансовую дыру «распотрошенного» банка. -- Безусловно, люди, через бюджет страны».

А что такое 150 млрд грн. для нашей страны? «Это больше, чем оценочная стоимость Метинвеста, ЮГОКа, Vodafone Украина, Киевстара, Ferrexpo, Запорожстали, Моторсичи и Cargill вместе взятых», -- писал депутат БПП Мустафа Найем.

К слову, Найем также утверждал, что значительные суммы банка накануне национализации были оприходованы людьми, связанными с Коломойским: «Господа акционеры довели банк до состояния неплатежеспособности, выдавая кредиты своим же структурам (по словам главы НБУ – 97% кредитов «ПриватБанка» были выданы связанным лицам)..., а когда банк "упал", его продали вкладчикам-заложникам в лице государства».

А вот у господина Стельмаха совсем иные данные: «Гонтарева заявляла, что 97% корпоративного портфеля «ПриватБанка» -- это займы связанным лицам, тогда как в отчетности банка, аудит которой осуществляла компания «Эрнст энд Янг», приведен показатель 6%».

В указанном выше Меморандуме об экономической и финансовой политике с МВФ, вследствие подписания которого Нацбанку перепал очередной миллиардный транш кредита МВФ, говорится: «Для решения вопроса насущной потребности банка в капитале, которая возникла в результате убытков по займам в 155 млрд грн., Минфин рекапитализировал банк путем выпуска гособлигаций внутреннего займа в размере 117 млрд. грн.»

Но что такое эти облигации, увеличившие уставный капитал банка в 7 с лишним раз? Это пока виртуальные деньги, гособлигации в электронном виде, такая себе -- «госкриптовалюта «Приват». Если бы в спасение «ПриватБанка» было вложено 117-150 млрд напечатанных гривен (примерно пятая часть годового бюджета Украины), можете себе представить, каким бы был виток инфляции национальной валюты.

За прошлый год против "ПриватБанка" и его нынешнего акционера в лице государства поданы уже десятки исков.

Одна из наиболее крупных сумм фигурирует, например, в иске, поданном семьей Суркис –  1,1 млрд грн. Эти деньги постановил вернуть из "ПриватБанка" Суркисам Киевский апелляционный суд, посчитавший незаконной конвертацию их депозитов в капитал банка под предлогом того, что они являются связанными с бывшим владельцем лицами. Причем, банк должен возвратить долг с процентами по депозитам.

В СМИ утверждается, что другие связанные лица подали 42 иска против Нацбанка, и звучат предположения, что в случае их выигрышей в судах государственному «ПриватБанку» придется каждые 2-3 месяца выискивать миллиарды на выплаты и поддержание банка на плаву, что таки вынудит запустить печатный станок.

ПОД ЗАПРЕТАМИ ЖЕРТВЫ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ

Между тем, за прошлый год «коррупционного негатива» успели нахвататься и менеджеры огосударствленного «ПриватБанка».

Так, на сайте Finbalance сообщается, что детективы НАБУ осуществляют досудебное расследование по двум уголовным производствам, касающихся финансового сотрудничества НБУ, Минфина и «ПриватБанка» с иностранными консультантами. Расследуют «растрату должностными лицами НБУ и государственного «ПриватБанка» государственных средств путем злоупотребления служебным положением в ходе проведения закупки консультационных услуг иностранных компаний в течение 2016-2017 годов», ставя под подозрение сам процесс расследования финансовых махинаций (FORENSIC AUDIT) банка, который проводится при участии иностранных фирм... В документах фигурирует не такая уж и большая сумма предполагаемых растрат – «более 80 млн грн.», но сам факт!

В конце 2017-го, 14 декабря, Соломенский райсуд Киева открыл производство по иску Игоря Коломойского к НБУ, «ПриватБанку», Министерству финансов. В постановлении суда отмечается, что по мнению И. Коломойского, он был подвергнут принудительному лишению прав частной собственности на акции «ПриватБанка».

В своем иске он просит суд признать недействительными договора госструктур с теми самыми аудиторскими и юридическими фирмами, которые подозревает в недобросовестной работе и НАБУ, и Генпрокуратура:  KrollAssociatesU.K. LLP, AlixPartnersServicesUKLLP, HoganLovellsInternationalLLP, ООО «Астерс Консалт», ООО «Астерс», ООО «АликсПартнерз (Украина)».

В частности, Коломойский попросил суд запретить им действовать в Украине и за рубежом в интересах и от имени НБУ, «ПриватБанка», Минфина в направлениях, каким-либо образом затрагивающих интересы И. Коломойского. «Использовать, разглашать…, совершать любые другие действия по использованию персональных данных И. Коломойского в любых документах в Украине и за рубежом, перемещать, предоставлять, транспортировать или передавать их любым иным образом (до решения данного спора по существу)».

Свой иск И. Коломойский обосновывает «нарушением Закона Украины «Об осуществлении государственных закупок», Закона Украины «О защите персональных данных»…

Кроме того, судом «усматривается вероятность того, что НБУ, Минфин и «ПриватБанк» закупили услуги «в закрытом режиме без проведения открытых торгов». Суд среди прочего учел публикации в СМИ, что, вероятно, "компанией Kroll были переданы данные клиентов (персональные данные и информация, содержащая банковскую тайну) на неустановленные серверы на территорию Российской Федерации с разрешения НБУ".

Коломойский не был бы Коломойским, не вплетя в канву игры «российский фактор», но такой факт, что, на официальном сайте международной компании Kroll украинский офис в отличие от российского, вообще не представлен, имеется. И бывший корпоративный секретарь «ПриватБанка» Виктория Страхова не случайно замечала для прессы, что в Kroll работают московские сотрудники.

Насчет этого иска замглавы НБУ Екатерина Рожкова заявила, это – лишь «проявление слабости и страха» бывших владельцев "ПриватБанка" перед результатами финрасследования. К слову, первый этап FORENSIC AUDIT, в соответствии с Меморандумом с МВФ, должен был завершиться еще до конца сентября 2017-го, однако результаты финрасследования не объявлялись, теперь НБУ анонсирует январский отчет.

На решение Соломенского суда подана апелляция, но Коломойский снова -- уже через суд в Одессе -- заблокировал FORENSIC AUDIT. 4 января этого года Киевский райсуд Одессы удовлетворил его исковое заявление. Помимо запретов на нарушение каких-либо интересов Игоря Коломойского, «ПриватБанку» и Минфину  запрещено оплачивать услуги Hogan Lovells International LLP, которая представляет интересы «ПриватБанка» в Лондонском арбитраже.

Любопытный прецедент состоит и в том, что под «запреты Коломойского» попала и одесская «Телекомпания АРС», которой «запрещено совершать любые действия по трансляции, оповещению, комментированию и любому другому распространению информации, которая касается интересов Коломойского (до решения данного спора по существу)». Очевидно, владелец крупнейших СМИ, который в последнее время не брезгует публичными нецензурными комментариями в прямом эфире(http://n-auditor.com.ua/uk/блоги/entry/sladkaya-parochka-gontareva-schitaet-lyudej-idiotami-kolomojskij-bydlom.html), сложил истинную цену «свободы слова» в Украине.

И на этот иск Коломойского НБУ ответил официальным обращением, в котором говорится о «недопустимости создания противоправных препятствий для расследования событий, приведших к многомиллиардной нехватке капиталов и заставивших государство использовать средства налогоплательщиков для спасения «ПриватБанка». По мнению НБУ, это блокирует отстаивание интересов вкладчиков «ПриватБанка», налогоплательщиков и государства по более 400 судебным делам, инициированными бывшими акционерами «ПриватБанка».

Информация же об утечке данных клиентов «ПриватБанка» на российские сервера впервые попала в открытый доступ после публикации докладной экс-директора Департамента инспекционных проверок НБУ Татьяны Лебединец, которая информировала руководство НБУ о юридических рисках в связи с привлечением иностранных специалистов AlixPartnersServicesUKLLP и Kroll АssociatesUKLimited к проверке «ПриватБанка». Вскоре после появления в СМИ этой информации Лебединец была уволена из НБУ.

В докладной, в частности, говорилось, что вознаграждение компании Kroll по договору с НБУ (для проведения FORENSIC AUDIT) составило -- 3,4 млн евро. «Можно утверждать, что заместитель председателя НБУ Рожкова принимала решения, которые не соответствовали требованиям банковского законодательства, привлекла лиц без надлежащего опыта работы и с небезупречной репутацией, что привело к понесенным государством дополнительным необоснованным расходам.

…Среди перечня уполномоченных лиц компании Krollassociatesu имеются двое граждан Российской Федерации.

…Получение и вывоз полной базы данных операций системообразующего государственного банка оказывает негативное влияние на экономическую безопасность государства», - подчеркивает Т. Лебединец.

В документе совершенно логично отмечается, что первое, что нужно было сделать после национализации – провести юридически безупречное признание связанных с банком лиц, однако, по мнению Лебединец, соответствующий процесс «под руководством заместителя председателя правления НБУ Рожоковой К.В.» был организован таким образом, чтобы «остались максимально широкие возможности для дальнейшего обжалования решений».

К слову, по официальным данным, уставный капитал «ПриватБанка» при национализации за счет операции bail-in (принудительная конвертация в капитал средств «связанных лиц») был увеличен на 29,4 млрд грн.

В декабре 2017-го Генпрокуратура и «ПриватБанк» подали несколько исков к компаниям, которые стали должниками в результате «трансформации-реструктуризации корпоративного портфеля» накануне национализации. В частности, рассматривается дело по иску к ООО «Боранд Трейд» о взыскании 5,24 млрд грн., к ООО «ХРОМИЯ» о взыскании 5 млрд грн. и т.д.

ЛУЦЕНКО-ДАНИЛЮК – ВЫ ЗА КОГО?

 «Мы приветствуем решение Лондонского суда по заморозке активов бывших владельцев «ПриватБанка» до момента принятия решения по существу, -- написал глава Минфина Александр Данилюк в «Фейсбук». -- Но это удалось сделать не благодаря поддержке прокуратуры -- как это должно было быть -- а несмотря на все прямые попытки со стороны Генеральной прокуратуры помешать этому процессу.

Также он сообщил, что на сегодня государство потратило почти 140 млрд грн на докапитализацию "ПриватБанка", «из которого были выведены деньги, или предоставлены недостаточно обеспеченные кредиты, которые никто не возвращает».

По его словам, Генпрокуратура затягивает расследование дел относительно действий бывших руководителей и владельцев, в частности, по доведению банка до неплатежеспособности:  «Ни одно дело не передано в суд, но возбуждаются и активно продвигаются дела против действующих должностных лиц "ПриватБанка", Минфина и НБУ. И по фактам привлечения советников, которые занимаются документированием масштабов и схем незаконного вывода средств».

«В контексте этого, «случайная» встреча в Амстердаме Юрия Луценко с Игорем Коломойским как раз накануне суда в Лондоне вызывает еще больше вопросов», -- не преминул намекнуть Данилюк на «коррупционные обстоятельства» и потребовал отставки Генерального прокурора.

Юрий Луценко ответил, что рассматривает заявления А. Данилюка "как банальное желание избежать уголовной ответственности". А Игорь Коломойский, на журналистский вопрос относительно заявления министра финансов Александра Данилюка, что «экс-приватовцам» способствует генпрокурор Украины, вновь ответил, как киношный мафиозо: "П *т. Данилюк п * т".

ЭТОЙ ЭПОПЕЕ ДЛИТЬСЯ ГОДЫ

Любопытный взгляд на происходящее высказал Александр Грановский -- влиятельный нардеп фракции БПП -- в интервью агентству «РБК-Украина»: «Мы имеем дело с эпопеей на годы. Об этом говорит сама динамика и механика слушания таких дел в Высоком суде Лондона. Я бы оценил такие перспективы в два-три года. Только через два-три года мы узнаем, каким будет результат».

А пока идет публичная громкая свистопляска -- в хозсудах Украины ведутся тихие споры насчет разрывания договоров «обеспечения долговых обязательств» «ПриватБанка» перед «НБУ» и вывода активов «экс-приватовцев» из-под государственного «колпака».

Речь идет, например, о таких активах, как объекты горнолыжного курорта «Буковель». Александр Шлапак заявлял по поводу них, что треть активов курорта передана на баланс «ПриватБанка», правда, при передаче заявлялось, что стоимость этой трети 11 млрд грн, однако «вскоре была переоценка до 5 с небольшим млрд.»

Сообщается, что НБУ уже утратил ряд таких «Приват-активов», как

-- ангар для самолетов аэропорта "Днепропетровск";

-- около 180 вагонов ОАО "Днепроазот",

-- 132 единицы железнодорожного подвижного состава стоимостью 213 млн грн.,

-- завод "Биола",

-- зерновой терминал "Бориваж",

-- днепровскую гостиницу "Октябрьская" и еще несколько объектов недвижимости.

Ряд компаний-заемщиков «ПриватБанка» в судебном порядке признаются банкротами, а часть уже и ликвидирована, деньги взыскивать не с кого. «Так, в сентябре Хозсуд Харьковской области утвердил ликвидационный баланс и ликвидировал ООО "Кременчукнафтопродуктгруп", объем непогашенной задолженности которого перед «ПриватБанком», согласно судебным материалам, составил 425 млн грн. Такая же история с ООО "Укрторгнафта" (328 млн грн), ООО "Союз-Ойл" (118 млн грн), ООО "Универсал Транзит-Ойл" (121 млн грн)». – сообщает интернет-издание Finbalance.

К тому же «ожидаются высокие риски проигрыша государства в судебных спорах с иностранными держателями евробондов «ПриватБанка».

Заваливаются суды и сфальсифицированными исками, о чем докладывает Служба безопасности «ПриватБанка»: «были выявлены факты представления от имени ПАО КБ «ПриватБанк» в хозяйственные суды в разных регионах Украины 14 исковых заявлений о взыскании задолженности по кредитным договорам. Указанные исковые заявления были поданы неустановленными лицами без ведома банка».

Суды все честно и разложат по нужным карманам – после проведения "президентской судебной реформы" в этом никаких сомнений нет.  

 

 

0
To add or view comments first login to the site with a username and password.

Что для Вас криптовалюта?

Виртуальные «фантики», крупная махинация вроде финансовой пирамиды - 42.1%
Чем бы она не являлась, тема требует изучения и законодательного регулирования - 23.6%
Новая эволюционная ступень финансовых отношений - 22.9%
Даже знать не хочу что это. Я – евро-долларовый консерватор - 5.9%
Очень выгодные вложения, я уже приобретаю и буду приобретать биткоины - 4.8%

Вы верите, что Надежда Савченко планировала устроить госпереворот, совершив теракт в Верховной Раде?

Нет, это фейки Генпрокуратуры, очередной спектакль для недовольного властью народа - 51.2%
Мне все равно. Жаль, что не осуществила заветную «мечту народа» - 17.3%
Нет. Все спланировано. Так из Надежды делают народного политика - 12.3%
Нет, но политик, открыто призывающий к госперевороту, должен сидеть - 11.7%
Да, она такая. Юрий Луценко не мог солгать с трибуны Верховной Рады - 6.8%